+7 (499) 322-30-47  Москва

+7 (812) 385-59-71  Санкт-Петербург

8 (800) 222-34-18  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Лишение родительских прав за участие в митингах

2 сентября 2020 г. Никулинский районный суд вынес решение об отказе в удовлетворении исковых требований прокурора о лишении родительских прав супругов Хомских, находившихся в месте проведения митинга вместе со своими малолетними дочерьми. При этом суд вынес родителям предупреждение о необходимости изменения их отношения к своим обязанностям.

Прокурор ссылался на потенциальную опасность для детей

Никулинский межрайонный прокурор г. Москвы обратился в районный суд в целях защиты интересов малолетних Анны и Александры Хомских. По словам прокурора Антона Михайлюка, 3 августа 2020 г. ответчики приняли участие в несанкционированном митинге вместе со своими малолетними дочерьми. По его мнению, родители умышленно допустили нахождение детей рядом с большим количеством «агрессивно настроенных митингующих граждан», а также сотрудников правоохранительных органов со спецсредствами. Прокурор полагал, что целью появления Петра и Елены Хомских на митинге вместе с детьми было предотвращение их возможного задержания.

Таким образом, сделал вывод прокурор, родители злоупотребили своими правами, подвергнув опасности жизнь и здоровье своих детей. По мнению Антона Михайлюка, девочкам мог быть причинен не только физический, но и моральный вред. Руководствуясь этим, он потребовал лишить Петра и Елену Хомских родительских прав в отношении их дочерей Анны и Александры, взыскать алименты в их пользу и передать девочек органу опеки и попечительства.

Позиция ответчиков

Интересы родителей представляла руководитель семейной практики Коллегии адвокатов г. Москвы № 5, адвокат «Апологии протеста» Татьяна Сустина. Она ссылалась на то, что исковые требования не подтверждались доказательствами и были, по сути, политическими, а не правовыми.

Татьяна Сустина обратила внимание суда на то, что прокурор не доказал умышленный характер действий родителей, причинение морального или физического вреда детям, а также факт участия Петра и Елены Хомских в митинге.

Адвокат напомнила, что в соответствии с п. 11 Постановления Пленума ВС от 27 мая 1998 г. № 10 «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» родители могут быть лишены судом родительских прав по основаниям, предусмотренным в ст. 69 Семейного кодекса, только в случае их виновного поведения. По ее мнению, вина супругов Хомских в причинении какого-либо вреда детям, а также их вина в злоупотреблении родительскими правами не была установлена.

Татьяна Сустина настаивала на том, что Петр и Елена Хомские не принимали участие в митинге. Ранее они ни разу не привлекались к административной ответственности за участие в «несанкционированных» собраниях. Ответчики пояснили, что, когда они приехали в центр города, не заметили никаких признаков ни митинга, ни тем более массовых беспорядков. Супруги рассказали суду, что людей, действительно, было много, но ни плакатов, ни лозунгов они не увидели. Оценив ситуацию, родители не посчитали ее угрожающей детям, поэтому продолжили прогулку между детскими площадками.

Адвокат в своих возражениях отметила, что при подготовке к процессу она направила адвокатский запрос в Фонд «Волонтеры в помощь детям-сиротам», в котором просила предоставить сведения о том, насколько отрыв от семьи будет губителен для трехлетней Ани и трехмесячной Саши. Также она просила рассказать, как влияет (и влияет ли вообще) на детей их возраста нахождение на мероприятиях с большим количеством людей. В ответе на запрос психолог Фонда пояснила, что дети чувствуют себя комфортно на любых массовых мероприятиях, если находятся со своими родителями, а отобрание детей из благополучной семьи повлечет катастрофические последствия для них.

Татьяна Сустина также обратила внимание на то, что семья Хомских является благополучной: они воспитывают троих детей, состоят в зарегистрированном браке более 10 лет, у обоих есть высшее образование. Более того, специальность матери девочек – социальный педагог и в настоящий момент она работает заместителем директора школы-интерната.

Как сообщила адвокат, трехлетняя девочка посещает группу кратковременного пребывания в детском саду и готовится к поступлению в сад на полный день. «Педагогический коллектив детского сада отмечает высокие творческие способности ребенка, благоприятную семейную обстановку в доме», – указала она.

Представитель ответчиков особенно подчеркнула, что младшей дочери всего три месяца, родители обеспечивают ей весь необходимый уход. Более того, девочка находится на грудном вскармливании. По словам Татьяны Сустиной, в процессе рассмотрения дела у Елены Хомской ухудшилось состояние здоровья, практически пропало грудное молоко, необходимое Саше. Женщине потребовалась помощь психолога, который отметил «глубокие материнские страдания из-за возможного отобрания детей».

В завершение Татьяна Сустина подчеркнула, что в такой ситуации лишение ответчиков родительских прав будет являться вмешательством в семейную жизнь и окажет негативное влияние на семью.

Суд, отказав в иске, вынес родителям предупреждение

Вынося решение по делу, Никулинский районный суд г. Москвы в первую очередь обратил внимание на тот факт, что митинг, проведенный 3 августа 2020 г., был «несанкционированным», а также на то, что в ходе него было задержано более тысячи человек. Сославшись на акт осмотра сайта телеканала «РЕН ТВ» и рапорты сотрудников прокуратуры, ОВД, суд посчитал установленным факт участия супругов Хомских в митинге.

При этом, как указано в решении, находясь на «несанкционированном» мероприятии с малолетними детьми, ответчики не учли возможной угрозы для жизни и здоровья дочерей. Суд подчеркнул, что из акта осмотра страниц интернет-сайта следует, что Хомские в ходе митинга «едва не перевернули коляски», в которых находились девочки. По мнению первой инстанции, дети не понимали, что происходит, поскольку вокруг них находилось большое количество людей, в том числе сотрудников правоохранительных органов, которые пресекали правонарушения.

То, что «тяжкие последствия для детей не наступили, не снимает с родителей ответственности за их действия, а именно за участие с малолетними детьми в несанкционированной акции, сопровождавшейся нарушениями общественного порядка», – указал суд.

Это важно знать:  Лишение отца родительских прав. Что делать

При этом, проанализировав акт обследования и заключение органа опеки и попечительства, первая инстанция приняла во внимание создание родителями условий, необходимых для жизни и развития детей. Более того, сам орган опеки возражал против лишения ответчиков родительских прав. Он указал, что нет информации о ненадлежащем исполнении Хомскими родительских обязанностей, семья никогда не состояла на учете как неблагополучная или находящаяся в социально опасном положении.

Отметив, что лишение родительских прав является крайней мерой, суд не усмотрел оснований для ее применения. При этом он напомнил, что п. 18 Постановления Пленума ВС от 14 ноября 2017 г. № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» в исключительных случаях при доказанности виновного поведения родителя и при отказе в удовлетворении иска о лишении родительских прав позволяет суду предупредить ответчика о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей.

Первая инстанция посчитала установленным факт нахождения малолетних детей в условиях, подвергающих их жизнь и здоровье опасности, что, по ее мнению, свидетельствовало о невыполнении Хомскими своих родительских прав. На основании этого суд вынес Петру и Елене предупреждение о необходимости изменить отношение к обеспечению безопасности жизни и здоровья их малолетних дочерей.

Родители намерены обжаловать предупреждение

Татьяна Сустина сообщила «АГ», что считает дело о лишении ее доверителей родительских прав «политическим заказом». По ее словам, это было понятно уже при ознакомлении с материалами: странные основания, неоднозначные формулировки, отсутствие доказательств.

Адвокат отметила, что ей удалось снять серьезный «эмоциональный накал», поддержав ходатайство прокурора о проведении процесса в закрытом режиме в интересах частной жизни семьи и детей. «Это заявление настолько удивило суд и участников процесса, которые ожидали, по всей видимости, яркого шоу, что далее процесс пошел уже достаточно легко и быстро», – сообщила адвокат.

Татьяна Сустина сообщила, что, хотя иск и не был удовлетворен, в решении усматривается нарушение Конвенции о защите прав человека и основных свобод. «Конечно, я считаю, что компетентные органы обязаны реагировать на нарушения прав, однако вмешательство должно быть соразмерным. В противном случае мы рискуем оказаться в полицейском государстве», – полагает адвокат. При этом представитель ответчиков подчеркнула, что закон не предусматривает негативных последствий для гражданина, принявшего участие в митинге.

Татьяна Сустина отметила, что в основу решения суда были положены распечатки сайта «РЕН ТВ» с мнением редактора. «Слова редактора в статье дословно были впечатаны в текст решения и представлены в виде выводов самого суда», – рассказала она.

Адвокат сообщила, что Хомские намерены обжаловать вынесение предупреждения в апелляционной инстанции.

Большинство экспертов поддержали родителей

Адвокат КА Новосибирской области «Полковников, Тарасюк и партнеры» Светлана Тарасюк отметила, что, осуществляя свои права, родители не вправе подвергать детей потенциальной опасности причинения вреда их физическому и психическому здоровью, а также нравственному развитию.

Адвокат указала, что вынесенное предупреждение возможно при доказанности виновного поведения родителя. «На мой взгляд, родителям малолетних детей следовало отказаться от семейной прогулки в месте, потенциально опасном в тот момент для их малолетних детей», – сообщила она.

Светлана Тарасюк подчеркнула: указанное не означает, что права Хомских на участие в различных публичных мероприятиях, в том числе для выражения своей гражданской позиции, отныне ограничены решением суда. «Не стоит смешивать гражданские права и родительские обязанности. Как гражданин, любой вправе осуществлять свои права. Как родитель, каждый обязан в первую очередь действовать в интересах своего ребенка, заботиться о его правах, исключив ситуации, опасные для его жизни и здоровья», – пояснила она. По мнению адвоката, родитель не вправе подвергать своих малолетних детей опасности, находясь вместе с ними на многолюдном «несанкционированном» мероприятии.

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Виктория Дергунова указала, что в деле о лишении родительских прав супругов Хомских суд фактически разбирался, как политические права родителей влияют или могут повлиять на их способность осуществлять заботу и воспитание детей.

По словам адвоката, это дело – пример «особенно широкого, свободного и смелого толкования закона в части оценочных категорий». Виктория Дергунова выразила сожаление по поводу того, что государство столько усилий направило на исследование проблемы злоупотребления родительскими правами при участии родителей в митинге совместно с ребенком. Она напомнила о том, что существует масса более злободневных и до сих пор не решенных проблем: в частности, сиротство, злостное неисполнение родителями решений судов о воспитании детей, семейно-бытовое насилие.

Адвокат напомнила, что традиционно при решении вопроса о лишении родительских прав суды исходят из исключительного характера указанной меры и необходимости сохранения семьи. По ее словам, даже там, где есть все видимые основания для лишения родительских прав, доказать достаточность таких оснований бывает крайне трудно, потому что суды при вынесении решения стараются оставлять родителю шанс исправиться.

Виктория Дергунова также подчеркнула, что понятия «сакционированный митинг» не существует, равно как и органов, наделенных полномочиями по санкционированию. «Не нужно быть юристом, чтобы понимать политический мотив дела Хомских: не важно, какие вы родители, если митинг, в котором вы участвуете, не был “санкционирован”. Радует, что хотя бы право на судебную защиту в этой истории осталось непоколебимым», – заключила эксперт.

Адвокат АП Ленинградской области Евгений Тарасов также отметил очевидную политическую подоплеку дела: «Чего только стоит указание в судебном акте на несуществующее юридически понятие “несанкционированная акция”. Согласно закону в нашей стране действует уведомительный порядок при реализации права граждан на мирные собрания».

Адвокат не согласился с вынесенным предупреждением. Он полагает, что при следующем аналогичном эпизоде в случае вступления решения в законную силу суд будет обязан лишить ответчиков родительских прав. «Очень надеюсь, что решение суда будет обжаловано и что апелляционная инстанция отменит его полностью, признав отсутствие какого-либо основания для лишения родительских прав. При ином исходе это дело имеет хорошие перспективы для удовлетворения жалобы в ЕСПЧ», – указал Евгений Тарасов.

Это важно знать:  С чего начать лишение родительских прав отца

По его мнению, примечательно, что суд проигнорировал заключение органа опеки и попечительства, который возражал против удовлетворения иска. При этом, подчеркнул адвокат, причины непринятия во внимание мнения компетентного органа в решении не указаны. По его мнению, констатация факта злоупотребления родительскими правами в данном случае не соответствует ни закону, ни судебной практике.

«Хотелось бы напомнить, с каким трудом родственники детей добиваются от прокуратуры обращения с исками о лишении родительских прав в тех ситуациях, когда права детей действительно нарушаются. Примечательно, что в тех ситуациях госорган руководствуется принципом “лучше в семье, чем в детском доме”. Очень надеюсь, что Мосгорсуд вернет ситуацию в правовое русло и пресечет будущие подобные попытки органов прокуратуры тратить деньги налогоплательщиков не на защиту прав граждан, а на наказание несогласных», – подытожил Евгений Тарасов.

Адвокат, к.ю.н., партнер и руководитель практики «Особых поручений (Sensitive Matters)» КА Pen & Paper Екатерина Тягай представляла интересы Ольги и Дмитрия Проказовых, которых также пытались лишить родительских прав из-за участия в митинге с ребенком.

Екатерина Тягай подчеркнула, что ей неизвестна практика лишения родительских прав сразу обоих родителей, ни один из которых ранее не попадал в поле зрения органов и учреждений системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

Адвокат также рассказала, что особенного видит в делах Хомских и Проказовых. По ее словам, исковые требования базировались на видеороликах «неизвестного авторства и происхождения, найденных на просторах интернета» или телевизионных сюжетах, очевидно «подвергающихся монтажу и смысловой интерпретации». Примечательным, по мнению Екатерины Тягай, является и тот факт, что прокуратора сначала опубликовала официальные пресс-релизы о своих планах инициировать лишение родительских прав, а потом заявила ходатайства о рассмотрении требований в закрытых процессах.

«Дела Проказовых и Хомских – особые и показательные, в них слишком много политики и слишком мало права. Вынесенные по ним решения не отражают и, хочется верить, не меняют сложившуюся правоприменительную практику, а транслируют посыл, адресованный не только конкретным семьям, но и всему обществу», – подчеркнула адвокат.

Екатерина Тягай отметила, что в результате обоих процессов родители получили предупреждение о необходимости изменения своего отношения к воспитанию детей, а контроль за исполнением ими родительских обязанностей был возложен на отделы соцзащиты. «То есть на крайне перегруженные тяжелой работой органы возлагается новая специфическая функция: держать на контроле родителей, положительные характеристики которых даны этими органами, а также подтверждены судом. Едва ли это будет способствовать выполнению данными органами своих прямых задач, которые состоят, в частности, в работе с действительно неблагополучными семьями и детьми, оставшимися без попечения родителей, – а таких в нашей стране почти 48 тысяч», – заключила Екатерина Тягай.

Суды отказались лишать обе семьи родительских прав из-за митингов

Никулинский суд вынес родителям предупреждение, передает ТАСС. В частности, если СМИ или правоохранительные органы снова увидят Хомских на митинге с детьми, прокуратура вновь может подать иск. По словам адвоката родителей Татьяны Сустиной, защита не согласна с этим и будет подавать апелляционную жалобу.

Позже судья Лефортовского суда Ольга Игонина приняла решение не лишать родительских прав семью Проказовых.

Иск к Хомским 9 августа подала межрайонный прокурор Яна Старовойтова. В заявлении говорилось, что родители умышленно допустили присутствие дочерей рядом с «агрессивно настроенными митингующими» и сотрудниками правоохранительных органов со спецсредствами. По мнению прокурора, родители сделали это намеренно, чтобы избежать собственного задержания. В качестве доказательства Старовойтова приложила видеоролик телеканала РЕН ТВ.

6 августа прокуратура Москвы обратилась в суд с иском о лишении родительски прав другой пары – Ольги и Дмитрия Проказовых. Надзорное ведомство посчитало, что родители злоупотребили своими правами, приведя годовалого сына на митинг. В прокуратуре также отметили, что в ходе акции родители передали ребенка третьему лицу, чем подвергли его жизнь опасности. Кроме того, по мнению специалистов ведомства, в ходе акции родители передали ребенка третьему лицу, «что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика, а также повлекло причинение ему физического и морального вреда». Позже Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 125 УК (оставление в опасности) и ст. 156 УК (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Проказов затем объяснил, что передал сына двоюродному брату его жены Сергею Фомину, чтобы тот его немного понес. Позднее Фомина арестовали по делу о массовых беспорядках.

Уполномоченный при президенте по правам ребенка Анна Кузнецова обратилась в Генпрокуратуру с просьбой отозвать иск о лишении родительских прав супругов Проказовых. «Мы очень надеемся на положительный исход этого дела, при необходимости готовы принять участие в судебных заседаниях», – сказала она. Как сообщал ТАСС, по словам Кузнецовой, ранее семья не попадала в поле зрения органов профилактики, поэтому лишение Проказовых родительских прав является крайней мерой.

Детский омбудсмен Москвы Евгений Бунимович в интервью «Интерфаксу» назвал попытку отобрать родительские права у Хомских политическим шантажом. Он подчеркнул, что до этого лишение родительских прав было исключительной мерой, которая применяется только после доказательств наличия систематических рисков для ребенка. По его словам, после этих двух случаев такая политика государства полностью разрушается.

27 июля и 3 августа в центре Москвы прошли не согласованные с властями акции в поддержку незарегистрированных кандидатов на выборы в Мосгордуму. По официальным данным, в результате первого митинга задержали более 1000 человек, во время второго – более 600. Следственный комитет возбудил уголовное дело о массовых беспорядках. Фигурантами по нему стали более 10 человек.

Пару, пришедшую на митинг с ребенком, хотели лишить родительских прав. Что с этим не так?

Прокуратура Москвы потребовала лишить родительских прав Ольгу и Дмитрия Проказовых, которые 27 июля пришли на митинг с ребенком и «передали его третьему лицу». Позднее адвокат пары сообщил, что у следствия больше нет претензий. «Афиша Daily» узнала у психолога фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам», насколько правомерными были действия властей.

В ночь на 6 августа в квартире Ольги и Дмитрия Проказовых, которые присутствовали на митинге за честные выборы, прошел обыск. В тот же день прокуратура Москвы подала в суд заявление о лишении пары родительских прав. На сайте прокуратуры указано, что семья пришла на акцию 27 июля с маленьким ребенком, а причиной иска стала передача ребенка «третьему лицу, что подвергло опасности здоровье и жизнь мальчика».

Это важно знать:  Как лишить родительских прав отца без его согласия в 2020 году

Вечером 6 августа стало известно, что Следственный комитет возбудил уголовное дело из‑за «неисполнения обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего» и вызвал Проказовых на допрос. Выяснилось, что Сергей Фомин — то самое «третье лицо» — двоюродный брат Ольги и дядя ребенка. Позднее адвокат семьи сообщил, что у следствия нет претензий к супругам. Несмотря на это, дело пока не закрыто, сейчас идут «необходимые следственные действия» для выяснения его «действительных обстоятельств».

«Афиша Daily» поговорила с психологом благотворительного фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Юлией Курчановой о том, насколько правомерно поступили правоохранительные органы в отношении этой семьи и чего стоит опасаться другим родителям, участвующим в митингах. Фонд, где работает Юлия, занимается профилактикой социального сиротства и помогает семьям в кризисной ситуации не допустить изъятия детей из семьи.

Связано ли дело Проказовых с их участием в митинге?

В сообщении прокуратуры не сказано, что конкретно эти родители могут лишиться родительских прав за то, что они привели ребенка на митинг. Дело заведено из‑за того, что они передали ребенка третьему лицу. Получается, в нашем случае несанкционированный митинг не имеет никакого отношения к делу, и это абсурдно, потому что передавать ребенка третьему лицу законом не запрещено . Безнадзорным считается ребенок, чьи родители несколько дней не объявлялись. И установленное родство Фомина с ребенком является незначительным фактом. Нет никакой разницы, передали родители ребенка родственнику, другу или няне. Если родители находились на связи, проблем нет.

Несмотря на это, в сообщении прокуратуры сказано, что «в отношении иных лиц, принимавших участие в указанных несанкционированных массовых публичных мероприятиях с малолетними детьми, а также вовлекающих несовершеннолетних, проводятся проверки». Почему так происходит? Возможно, ответ мы найдем, если узнаем, как этот митинг квалифицируют, но это уже абсолютно политический вопрос. Одни СМИ говорят, что это «мирное шествие». Другие — что это были «массовые беспорядки». Но если убрать весь политический контекст, насколько законно вообще приводить ребенка на массовое мероприятие — например на 9 Мая ? Там могут оказаться нетрезвые люди и всегда много народа — возможно, это как‑то случайно навредит ребенку. Но если с ним родители, они несут ответственность за его безопасность и оценивают угрозу для его жизни. Бывает, родители могут не оценить ситуацию достаточно адекватно — или ребенок может пострадать случайно. Но лишать из‑за этого родителей прав было бы очень странным — тогда надо полстраны лишать родительских прав . Создали ли родители опасность? Да. Стоит ли применять к ним такие меры? Нет, конечно.

Какие еще меры применяются к родителям, не выполняющим свои обязанности?

Лишение родительских прав — крайняя мера, существует множество более мягких. Можно вызвать родителей на комиссию по делам несовершеннолетних, выписать штраф, ограничить их в некоторых правах, провести профилактическую беседу или поставить на учет. Если мы доказали, что какое‑то действие угрожало жизни и здоровью ребенка (например, его оставили без надзора на долгое время), то оно может быть рассмотрено как прецедент к лишению родительских прав. Но даже в этом случае семья не лишается этих прав автоматически . Документы на лишение подаются, если ситуация повторяется часто.

Даже люди, которые сидят в тюрьме, не лишаются родительских прав . Например, если женщину посадили за распространение наркотиков, надо дополнительно доказать, что из‑за этого пострадал ребенок, ведь она могла продавать наркотики и быть чудесной матерью одновременно. Это раздельные судопроизводства, они не являются спаенными процессами.

Насколько оправдан обыск?

В квартире Проказовых проводили обыск, и это самый странный факт во всей ситуации. Обыск — это мера уголовного права, и с точки зрения Семейного кодекса он недопустим. В случае с лишением прав может встать вопрос об условии проживания несовершеннолетних: тогда домой приходит комиссия вместе с полицейским по делам несовершеннолетних. Но это не обыск, а акт о социально-бытовых условиях. На каких именно основаниях проводили этот обыск, не ясно, но это никак не относится к изучению условий проживания несовершеннолетнего .

Могли ли родные ребенка использовать его в целях собственной безопасности?

Сергей Фомин писал в фейсбуке: «Друзья вывели меня из этого шествия и надели на меня кенгурятник (переноска для ребенка. — Прим. ред.), потому что начали за меня беспокоиться». Если ссылаться на слова Фомина и считать это правдой, родители действительно использовали ребенка в качестве защиты своего родственника. Когда родители используют детей для своих целей — это однозначно плохо. Ребенок не должен быть щитом взрослого человека и выполнять функцию защиты по отношению к взрослому. И приводить детей на митинги не стоит. Но все-таки это не повод лишать родительских прав. В подобных случаях проводится профилактическая беседа. Ведь в данном случае мы не можем говорить, что ребенок однозначно получил физический или моральный вред.

»

Следующая
Родительские праваКакие документы нужны и куда обращаться для лишения отца родительских прав

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector